#Live

Ломоносовская земля в Великой Отечественной войне. Как это было

9 мая без преувеличений – самый важный и любимый праздник россиян. День Великой Победы. Победы в войне, которую невозможно вспоминать без горечи и слез. Трагедия, которая коснулась каждую семью, каждый дом, каждое сердце. Сегодня, вспоминая подвиг наших дедов, мы уже редко вдаемся в подробности фронтовых сражений или будней тыла. Примечательно, что территория современного Ломоносовского района сыграла немаловажную роль в ходе войны. Наши поселки и деревни были частью легендарного Ораниенбаумского плацдарма. Сколько совершеннолетних было среди тех, кто в 41-ом отправился на фронт? Как вырабатывали железную дисциплину в Красной армии? Сколько раз улыбнулся на войне мрачный маршал Леонид Говоров? Живую историю ломоносовского края специально для LL пересказал директор районного историко-краеведческого музея Анатолий Тиунов.

Начало

1941 год. У врага было желание за три месяца, ударив танковым кулаком, всё разрушить. А с нашим прекрасным Ленинградом… Гитлер издал директиву «О будущности населенного пункта Санкт-Петербурга», посоветовавшись перед этим с Маннергеймом. Решили его бомбить, обстреливать, морить голодом, а когда люди поднимут белый флаг, уничтожать их. 60% славян подлежали уничтожению, а остальные должны были остаться рабами германских хозяев. Такая участь нас ждала.

На территории Латвии, Эстонии, Литвы противник наступал с темпами 35-40 километров в сутки. 10 июля 1941 года они выходят к Ленинградской области. 6 сентября добираются до берега реки Воронка. И она становится для них непреодолимым препятствием. Отступала под натиском немцев 8-ая армия с командующим Владимиром Ивановичем Щербаковым. А командование Ленинградским фронтом уже принял Георгий Константинович Жуков, который приказал немцев все время будоражить, никакой спокойной жизни не давать. В атаку, в атаку и в атаку!

Приказали собирать бойцов. Щербаков выстроил полк. И вместо двух тысяч человек перед ним встали всего-навсего 120. Снарядов нет, орудия не стреляют… И Щербаков велел не производить атак, а оставить лучше в живых личный состав.

Если посмотреть на схему формирования Ораниенбаумского плацдарма, то тут, казалось бы, много дивизий. Но они были настолько обескровлены, что воевать, по сути, было невозможно. А на нас шла 18-ая немецкая армия под командованием фельдмаршала Вильгельма фон Лееба. Того, что захватывал Париж и многие другие города, имел опыт. Махина пёрла!

На Лужском рубеже находилась деревня Новые Отташи. Там оборону занимал курсантский батальон петергофского пограничного училища, которым командовал майор Николай Шорин. Курсантам даже не приказывают, их уговаривают – задержите немцев хотя бы на три дня. А курсанты, молодые ребята, не три дня, а две недели держали врага! Но немцы всё равно прошли вперед… Да, они были молоды, но у них был опыт службы в армии, они все были коммунистами. О том, чтобы отступить, мысли не было.

На фронт ехали студенты ленинградских училищ, им вообще было 15-16 лет. Местные жители смотрели на них и говорили: «Куда же вы, курсантики! Разве можно остановить такую махину?» А курсанты отвечали: «Не только остановим, но и разобьем!».

Оборона

С июня по сентябрь 1941 года с территории Ломоносовского района на фронт были призваны около 28 тысяч человек. Это почти половина всего населения. Деревни опустели. Было сформировано три отряда в начале сентября, но их задача заключалось в том, чтобы не вести активных боевых действий, а помогать выходить окруженным красноармейцам через линию фронта, вести разведку. Командование штаба находилось в посёлке Лебяжье. К концу ноября, когда начались страшные морозы, личный состав поредел – подготовка была на нуле.

Немец ударил со стороны Гатчины, вышел на берег Финского залива в районе Стрельны. Вот тогда и образовался плацдарм – 65 километров по фронту и 25 – в глубину. И немцы никак эту территорию взять не могли. Как-то раз к нам в музей приезжала делегация ветеранов из Германии, и нашелся солдат, который воевал у Петергофа. Так он рассказал, что все эти месяцы немцы сидели и недоумевали, как такой крепкой армии не удается захватить эту территорию. Этого не понимал никто.

28 месяцев плацдарм удерживался. Порой экскурсанты говорят нам – так вроде здесь войны-то и не было! Решительных контратак не проводится… Но тут надо знать, что немцы готовили операцию «Посох нищего», чтобы разгромить, как они называли, наш Приморский плацдарм. Но тут ни с того ни с сего по ним ударяют Мгинской операцией, пришлось перекинуть все силы туда. К весне 42-ого года вражеская армия снова готовит наступление, но начинается Синявинская операция. И опять были вынуждены отсюда перебрасывать войска. А на нашу землю в годы войны упало более 26 тысяч снарядов, более 200 авиабомб. Посчитали, что это даже больше, чем падало на районы Ленинграда…

Немцы не пошли в наши болота, они сидели на возвышенности.  Конечно, сейчас мы знаем имена таких людей, как Александр Матросов. Но у нас на Ломоносовской земле были и свои герои. В 42-ом году взвод, которым командовал старший лейтенант Иван Суханов, возвращался из разведки. Немцы организовали засаду. Когда наши солдаты поняли, что не отбиться, Иван Кузьмич встал во весь рост и с криками: «За Родину, за Ленинград!» бросился на амбразуру. Такой же подвиг совершил Петр Зубков. Оба героя похоронены в деревне Пеники.

«Январский гром»

Немецкое командование подозревало, что Красная армия начнет наступление с нашего клочка земли. К нам стали перебрасывать войска, командующим стал Иван Федюнинский. Более двухсот танков собрали. Была напряженнейшая подготовка. Федюнинский был страстным поборником строевой подготовки. В снег, морозы чистили площадки и вставали. Любое занятие было – ликвидировать танковую боязнь. Копали окоп, ставили Т-34, в окоп садился красноармеец, танк начинал движение. 35-тонная махина на тебя надвигается! В этот момент солдат должен собраться, пропустить через себя лязгающую машину, встать, достать и метнуть гранату на корму танка.

Однажды приезжает командующий в один из взводов, которые занимались такой подготовкой. Он спрашивает: “Ну кто покажет?”. Все молчат. Федюнинский подходит к самому последнему, маленькому: «Сможешь?». Тот отвечает: «Попробую!». Солдатик прыгает в окоп, танк проходит, он выскакивает и кидает гранату. Товарищ командующий признает, что упражнение выполнено, снимает ручные часы и отдаёт бойцу: «Сынок, тебе на память. Кто еще может?». Весь взвод делает шаг вперед. Иван Иванович говорит: «Верю, сынки. Но у командующего больше нет часов».

Вот таким образом готовили солдат. Дисциплина – мать победы. Собрали художников, они с деревьев рисовали панораму обороны немецкой армии. На этой рисованной карте создали полосы наступления батальонов, танков. За 28 месяцев на всем плацдарме нашпиговали столько мин, что любое движение вправо-влево было опасно.

На горе Колокольня оборудовали наблюдательный пункт. Туда приехал Леонид Говоров. Знаете, сколько раз он улыбнулся за время войны? Всего два! Суровый был дядька. Когда у него родился сын и когда Красная армия освободила Ленинград от блокады.

В ночь перед наступлением разминировали наши минные поля. 14 января в 09:35 начинается артиллерийская подготовка. Операция «Нева-2» или неофициальным языком «Январский гром». Разбудили все окрестности вплоть до Ленинграда. Войска поднялись в атаку. В 14 часов освободили Гостилицы.

Это сейчас легко говорить, а тогда были страшные морозы. Немцы залили водой скат в сторону горы Колокольня. По льду нужно было еще карабкаться с винтовкой и снарядами.

Немцы были в растерянности. Их резервы были сосредоточены на другом участке. Конечно, наши это знали. Поэтому и начали там наступление. В следующие дни были страшнейшие бои по отражению контратак немцев, они успели подтянуть технику.

19 января войска соединяются в районе Ропши. Москва уже салютует, а Ленинград делает это только 27 января. Когда понимает, что немцы отброшены на приличное расстояние. Указ о салюте подписал Леонид Александрович Говоров. С трудом насобирали орудия. И 27-ого грохнул салют Ленинградской Победы.

Потери

Потери, которые понесла Красная армия, подсчитать невозможно. Сколько погибло именно здесь, под Ломоносовом, тоже доподлинно не известно. У нас есть карта воинских захоронений района. Осталось 18 братских могил. Когда закончилась война, было около трехсот различных захоронений.

В 50-ые годы было решено перезахоронить солдат на более крупные кладбища. В Гостилицах, где обычно мы проводим все памятные мероприятия, погребены 1364 человека. На втором месте Пеники – там более 1700. Но все-таки ориентироваться на это мы не можем. А сколько пропали без вести. Может, это число больше в два-три раза.

Не благодаря, а вопреки

Говорить общими словами, что советскими войсками был проявлен только героизм и патриотизм, даже, наверное, не совсем правильно. В основе Победы, одержанной нашими войсками, лежал труд. Неимоверный, тяжелый. На фронте солдаты не смыкали глаз, в тылу люди не уходили с работы домой. И несмотря на то, что на немцев трудилась вся Европа, мы все равно выиграли. Только труд советского человека спас!


 Следите за нашими новостями в соцсетях и мессенджерах:  ВКонтакте   |   Одноклассники   |   Telegram


comments powered by HyperComments