#Главное #Истории Интервью

«Испытать силы, побывать на грани»: альпинист Виктор Коваль о горах, приключениях и операции на Латок-1

Горные вершины, изумительные пейзажи, острые приключения: всё это объединяет в себе один вид спорта – альпинизм. Секретарь муниципальной избирательной комиссии Виллозского сельского поселения и адвокат администрации того же муниципалитета Виктор Коваль со студенчества занимается восхождением на горы. И именно он участвовал в операции по спасению альпиниста Александра Гукова в Пакистане на Латок-1. Виктор предпочитает не давать расширенных интервью о пакистанской трагедии, но побеседовать с LL согласился. Юрист и спортсмен рассказывает о том, почему альпинизм не так опасен, как кажется обывателю, сколько дней лезть на Латок-1 и как покорители высот готовятся к восхождениям. Об этом и многом другом – в нашем материале. 

Необычный спорт

Альпинизмом я занимаюсь со студенческих лет, уже много-много лет. Я мастер спорта по альпинизму, был чемпионом СНГ, несколько раз становился призером Чемпионата России, Санкт-Петербурга, был членом сборной России. Это необычный спорт, который требует от тебя хорошей физической формы, выносливости, владения техническими навыками. Но, кроме этого, альпинизм интересен тем, что любая экспедиция – это приключение и возможность прикоснуться к чему-то такому, что жители мегаполиса давно утратили. То есть посмотреть жизнь такой, какая она есть, испытать силы, побывать на грани…

В Ленинградской области нет гор, только скалы. Мы ездим туда тренироваться. Самые интересные горы на планете находятся в экзотических местах – например, Пакистан, Непал, Аргентина. Это места, где просто-то побывать интересно, не говоря уже про спортивные цели. Конечно, туда можно съездить и в путешествие, но с альпинизмом можно – как у нас в шутку говорят – совместить неприятное с бесполезным.

Об опасности

Безусловно, альпинизм это опасный вид спорта, но он не более опасный, чем другие виды. Велогонки, да даже конный спорт – на ипподромах происходит больше несчастных случаев, чем в альпинизме. Это обывательское представление, что альпинисты сумасшедшие безбашенные люди, которым хочется экстрима и острых ощущений. Ничего подобного! Этого хочется новичкам. А любой сильный и опытный спортсмен думает, прежде всего, о безопасности.

Основная задача – поехать в горы, получить удовольствие, набраться впечатлений и живым и здоровым вернуться домой. Безопасность – краеугольный камень, вокруг которого всё строится. Планируя любое восхождение, от самого простого до самого сложного, в первую очередь, думаешь с какими трудностями можно столкнуться и как эти трудности обойти.

У опытных спортсменов восхождения проходят таким образом, что о них нечего душераздирающего рассказать. Должно проходить спокойно. Альпинист должен предвидеть опасные ситуации на три шага и уметь обходить их. А если ты не умеешь этого делать, ты попадаешь в неприятные истории. 99% несчастных случаев в горах происходят по вине человека. Даже если сошла лавина и всех засыпало, это значит, что люди не подумали и пошли туда, где может сойти эта лавина, или сами спровоцировали сход. Всего, конечно, невозможно предсказать, но все же в большинстве случаев – все происходит по вине спортсменов.

Любая экспедиция, безусловно, требует тщательной подготовки. Ты всегда должен быть в отличной физической форме. О регулярных тренировках даже не говорю. Помимо этого, перед каждым восхождением нужно анализировать всю доступную информацию – историю экспедиций, особенности рельефов. Всё это делается заранее, некоторые поездки готовятся по несколько лет. Спортсмен всегда должен быть готов к изменению условий. В том числе, мы продумываем все варианты решения сложных ситуаций.

Существует контрольно-техническая комиссия, которая занимается расследованием несчастных случаев. Я сам возглавляю такую комиссию в нашей региональной федерации. Всегда к происшествиям приводит человеческий фактор. Альпинизм —  интеллектуальный вид спорта. Нужно, в первую очередь, думать головой. Если ты сильный и отважный, то ты умрешь молодым.

Операция на горе Латок-1 в Пакистане

У нас как раз сейчас готовятся материалы разбора этого несчастного случая. Конкретные ошибки альпинистов Александра Гукова и Сергея Глазунова эксперты назовут позже. Основная глобальная причина того, почему восхождение не состоялось, по моему мнению, в том, что на такую гору нельзя идти вдвоем. Она очень опасная.

Латок-1 — одна из сложнейших вершин на планете. На неё пытаются забраться 40 лет, и ни у кого не получается. Её нельзя преодолеть ни за три дня, ни за пять, ни за десять. Это огромная стена с перепадами по три километра. Нужно очень многое иметь с собой — снаряжение, топливо, еда, и это всё немало весит. Ведь есть пределы физической возможности!

Александр и Сергей взяли с собой чуть меньше, чем полагается. И через несколько дней оказались в ситуации, что снаряжения не хватает, еда уже закончилась… Но вместо того, чтобы принять решение повернуться назад, они продолжили восхождение, в пещеру к дракону.

Мы вместе жили в базовом лагере, вместе акклиматизировались. Наша группа из четырех человек восемь дней провела на этой горе. Но потом мы поняли, что это очень опасно, потому что выявилось много неожиданных факторов. Мы приняли решение вернуться и ждать ребят. Когда стало очевидно, что ситуация не нормальная, я по спутниковому телефону связался с Москвой и попросил организовать вертолетный осмотр. Мы уже знали, что они без еды. Еще ничего не произошло, но уже в воздухе витало — что-то будет.

Удалось организовать облёт, мы поднялись на нужную высоту, хоть это было и предельно для этого транспорта. Но нам удалось подняться, увидеть, что они спускаются. Я кинул им заброску с едой и газом и думал, что на этом моя миссия выполнена. Меня высадили на леднике, а буквально через час пришло сообщение о том, что один человек сорвался и улетел.

В итоге получилось, что один спортсмен находится на огромной высоте без снаряжения, еды и газа. Чтобы было понятно, до места, на котором он находился, лезть неделю. Даже если бы мы отправились, его было бы не спасти. За это время очень испортилась погода. Не забраться, не подлететь, рядом не высадиться… Единственным вариантом оставалось забросить веревку. Я, честно говоря, не верил в эту операцию. Если бы Саша не смог защелкнуть веревку, у него шансов на спасение не было бы. Вообще. Никто не смог бы помочь.

Была сложная цепочка связи: через посольство, военное атташе, министерство обороны… То, что Александра Гукова спасли, это чудо. Сошлось много факторов, подключилось огромное количество людей. Кому там в Пакистане есть дело до российского спортсмена? Мы знаем, что в эти дни министр иностранных дел Сергей Лавров лично звонил премьер-министру Пакистана с просьбой оказать поддержку.

Если бы в Пакистане не было второй группы, помочь бы было некому. Это везение. Нет, мы их не отговаривали лезть. Мы же и сами хотели туда забраться, но вовремя остановились. Но всё это цепочка обстоятельств — их должно было быть трое, но один не смог.

Когда Сашу спустили, он не мог ни говорить, ни шевелиться. Был на грани. Я ему оказал первую медпомощь, вколол специальный препарат. Мы полетели в военный госпиталь. У него было истощение, общее переохлаждение и обморожение. Сейчас Саша в больнице в Москве. Он в стабильном состоянии.

Выдающееся восхождение, оно всегда проходит на грани. Главное, её ощущать и не переступать. Когда покоряли Южный полюс, к нему шли две экспедиции — Амундсена и Пири. Амундсен дошел и вернулся домой живым, а Пири допустил ряд ошибок, и вся экспедиция погибла, не дойдя 18 миль до базы.

Восхождение на Латок-1 не было авантюрой, просто ребята где-то просчитались. Саша понимал, что он не защелкнется, его не спасут. Конечно, нужно иметь силу и мужество, чтобы в таких нечеловеческих условиях выжить. Ведь проще всего расслабиться и поддаться.

«Очистить голову от проблем и переключиться»

У меня порядка 10-ти восхождений на семитысячники. У нас с советских времен есть титул «Снежный барс», это покоритель всех высот СССР. В стране было пять вершин за семь километров. Такая программа есть до сих пор, она считается очень престижной. Я был на них на всех, а на некоторых –  не по одному разу. Это Пик Коммунизма, Пик Победы, Пик Ленина, Пик Хан-Тенгри и Пик Корженевской.

Самая высокая гора, на которой я был, это Лхоцзе высотой около 8,5 км. Соседняя с Эверестом гора, она не такая популярная и более тяжелая, чуть ниже – на 300 метров. Туда нет коммерческих экспедиций. А Эверест превратился в ярмарку тщеславия, люди платят большие деньги за восхождение. Но она интересна только своей высотой, не более того.

Альпинизм для меня – хороший способ очистить голову от проблем и переключиться. Живя в мегаполисе, мы засоряем свою голову несущественными проблемами. Они нам кажутся важными, но на деле они отвлекают от решения глобальных вопросов и задач. Лично я, возвращаясь из экспедиций, побывав в тяжелых условиях, когда тебе физически не просто, ты по-другому оцениваешь ситуацию здесь. Ты понимаешь, что многое на самом деле ерунда. Ты можешь четче отличать главное от второстепенного.

Ощущения высоты

Когда забираешься на высокую гору, ты постоянно чувствуешь апатию. И постоянно с ней борешься. Чтобы дойти до конца, нужно иметь сильную мотивацию. А если это переходит в клинические формы, ты чувствуешь сильные головные боли, бессонницу, уходит аппетит. Эйфории не бывает, тебе нехорошо. Это стресс, телу довольно тяжело. Но если пройдена хорошая акклиматизация, с этим можно справиться.

Во время экспедиции ты видишь стену перед собой или вид сзади, к которому очень быстро привыкаешь. Поэтому когда оказываешься на вершине, всегда испытываешь эстетическое удовольствие. Но никто не сидит там днями и ночами, задача – как можно скорее спуститься. Мы делаем пару фото и сразу приступаем к спуску. Самое наслаждение – это когда оказываешься в базовом лагере! Ведь восхождение на гору заканчивается не на вершине, а у её подножья.

Чувство страха оберегает человека, это нормально. Просто нужно уметь его контролировать и переводить его из эмоционального в рациональное состояние. Альпинисты, конечно, не бесстрашные люди. Но более стрессоустойчивые – это точно. Родные и друзья, конечно, переживают за меня, но относятся к увлечению с пониманием, что меня уже не переделать.

К тому, что какие-то вершины остались непокоренными, мы относимся спокойно. Если ты вернулся домой живой и здоровый, какой же это провал? Есть спортивные амбиции, но не страшно, что в некоторых случаях их не удается удовлетворить.

Зачем это всё делать? Это необъяснимо. Себе ничего я не доказываю, я самодостаточный человек. Любой спортсмен знает, что если не тренироваться – будет плохо. Вот и тут так же. Наверное, мы это делаем ради совокупности ощущений, которые ничто другое тебе дать не может.

Беседовала Татьяна Баженова

 


 Следите за нашими новостями в соцсетях и мессенджерах:  ВКонтакте   |   Одноклассники   |   Telegram


comments powered by HyperComments