#Истории #Новости

Детище фаворита Екатерины Великой. История храма Николая Чудотворца в Русско-Высоцком 

Спустя четыре века после постройки храм Николая Чудотворца пришел в упадок. В нем воплотилась мысль фаворита императрицы Екатерины II о величественном строении, поражающем прихожан не только масштабами, но и богатейшим убранством. LL приглашает читателей на новую прогулку по району.

Необходимость строительства или, как говорят сейчас – обоснование, объясняли весьма практической целью. Ближайшая церковь к селу Высоцкому – Святой Троицы в Красном Селе – находилась далеко, прихожанам было долго и тяжело добираться.

В 1770 году фаворит Екатерины Великой Григорий Орлов распорядился выделить на строительство. Возводить церковь решили из бута – природного сыпучего камня, который добывали на каменоломнях неподалеку. Кстати, сейчас бут тоже активно используют в индивидуальном и коммунальном строительстве.

Заложили храм Николая Чудотворца в 1771 году, он был готов уже в 1776-м. Получилось строение крестообразной формы, который венчал восьмигранный купол с многоярусной колокольней под шпилем.

На освящение пригласили архиепископа Гавриила. Первая служба прошла в 1778 году.

После смерти графа Орлова и окончании царствования Екатерины Великой наступила краткая эпоха правления Павла Первого. В это время селом Высоцким распоряжался новый хозяин — комендант Михайловского замка, полковник Федор фон Щац. С его подачи в 1836 году в Никольском храме появился первый придел, получивший имя святого Димитрия Ростовского.

В 1841 году имение купила жена действительного статского советника Фекла Анкундиновна Крестовская. Она владела усадьбой на протяжении двух десятилетий до своей смерти в 1861 году. Хозяйка завещала организовать в храме второй придел и выделила для этого 20 тысяч рублей. Его освятили во имя равноапостольной Феклы. Вместо бутовых плит использовали кирпич, а строгий помпезный стиль основной части храма дополнен церковными мотивами сельской романтики. Строительство второго придела в 1886 году завершило архитектурный облик храма.

Приход состоял из жителей трех ближайших населенных пунктов: села Высоцкого, Капорского и Ускюля (деревня Тиммолово). В них насчитывалось 195 дворов: 603 мужчины и 662 женщины. На службы приходили как русские, так и ижоры, проживавшие в деревне Тиммолово. Кроме того, при храме организовали две школы. В Высоцком учились до 36,а в Капорском – до 30 человек.

Со времен владения семьи фон Шац храм стал фамильной усыпальницей. Там погребены Варвара Николаевна Шац, умершая 7 октября 1808 года, и Фекла Акиндиновна Крестовская, умершая 3 декабря 1861 года. Над могилой Крестовской установили образ Казанской Божией Матери и святой Феклы с украшением и лампадкой.

Внутренне убранство описано в выпуске историко-статистических сведений Санкт-Петербургской епархии 1885 года. Согласно документу, основная часть храма представляла собой одноэтажную постройку из местной плиты в виде продолговатого креста с колокольней.

Толщина стен – 1,75 аршин, или один метр 24 сантиметра. Они были гладко вытесаны. Снаружи храм украшали квадраты из плиты, расположенные по краям окон и дверей. Кровля была шатровой, в два ската, ее покрыли покрытая железом, с гладкими железными «подзорами». На южной стороне храма находилось круглое окно, с деревянным теремком, кровля которого также была покрыта железом. На северной стороне существовало отверстие под крашенным навесом из листового железа. Фонарь на крестовых сводах, продолговатый, досчатый, восьмигранный, выкрашен по толстому полотну. На каждой грани по окну, с отверстием вверху. Кровля фонаря снизу немного выпуклая, а вверху—желобоватая. Крест деревянный, восьмиконечный, с малыми крестами по концам. Крест был обит жестью и выкрашен.

В алтаре располагались два окна больших с двумя малыми вверху. Три двери, ведущие в храм, филенчатые, двойные, не обитые железом. Над каждой дверью полукруглые окна с решетками. Под колокольней находятся четыре пространных пролета. Через восточный пролет – вход на паперть. Северный и южный пролеты заколочены досками и закрашены. Из паперти – вход на колокольню.

Иконостас был выполнен из досок, снаружи был покрыт ползолотой, а внутри алтаря просто покрашен. Он состоял из шести ярусов. Украшали иконостас иконы, выполненные итальянскими мастерами.

Внутри хранилась копия древней иконы Божией Матери с Предвечным Младенцем. В право руке он держит птицу. Эту икону пожертвовала в 1822 году крестьянка Домника Иванова, вдова бывшего церковного старосты, Ивана Лангина.

Еще одна ценность храма Николая Чудотворца – икона святого Александра Невского с украшениями из блестящих камней в серебряном вызолоченном окладе. В зале храма можно было увидеть серебрянную дарохранительницу с выдвижными ящиками и четыре старинных Евангелия. Из них два больших, печатанных в Москве в 1774 году, и два малых, одно времен Александра Павловича (императора Александра I), другое – времен Николая Павловича (Николая I).

Стоит отметить и колокол, который украшал храм. Его отлили в 1786 году в Москве на заводе Струговщикова. На поверхность нанесли изображение Тихвинской иконы Божией матери. Весил колокол 76 пудов, или 1200 килограммов.

Хозяйничали в богатом храме всего двое: священник и дьячок. С 1844 штат расширили пономарем. С 1861 года служащим дали возможность пользоваться процентами с капитала в 5 тысяч рублей, пожертвованного помещицей Феклой Крестовской.

Жили священники  в одноэтажном деревянном доме с мезонином. Его построили из общественного амбара. Во дворе стояли каменный сарай для дров и сена, погреб из плиты, деревянный амбар и три небольших деревянных хлева. В 1860 году прихожане выстроили новый дом причта – он был так же деревянный, на фунтаменте из каменной плиты.

После Октябрьской революции в селе Высоцком организовали крестьянскую коммуну, а после гражданской войны организован колхоз «Завет Ильича». Богослужения в церкви прекратились лишь 1937г, а в 1939 ее закрыли.

В годы войны село Русско-Высоцкое находилось в зоне оккупации, а в 1944 году в ходе операции «Январский гром» вечером 19 января в районе Русско-Высоцкого встретились передовой отряд 168-й дивизии 2-й ударной армии и бойцы 54-го инженерного батальона, входившего в подвижную группу 42-й армии. Это ознаменовало собой окончание блокады Ленинграда, но вместе с тем обусловило крайне ожесточенный характер боев.

Высокая постройка, коей являлся Никольский храм, была заметным ориентиром для воюющих сторон и получила серьезные повреждения. Окончательное разрушение произошло уже в послевоенное время, когда были демонтированы остатки куполов. С тех пор храм находится в своем нынешнем виде: большая часть стен, никаких перекрытий, остов колокольни, с которого того и гляди могут упасть камни, часть решеток на окнах и образцы напольной плитки. А некогда высокая колокольня теряется в пышных кронах деревьев местного кладбища.

comments powered by HyperComments